Джон Кордоба про свой переход в «Краснодар»

Колумбийский форвард — о желании забить 20 мячей за сезон, скоростях в российском чемпионате и бегстве из глубинки.

Джон Кордоба
Родился 11 мая 1993 года в колумбийском городе Истмина.
Нападающий.
В 19 лет уехал в Мексику, где выступал за клуб «Чьяпас». В 2013 году перешел на правах аренды в «Эспаньол».
В 2014-м подписал первый европейский контракт с «Гранадой». Затем играл в Германии за «Майнц», «Кельн» и «Герту».
В сезоне-2018/19 забил за «Кельн» 21 гол во второй бундеслиге.

За рулем по Краснодару, советы Барриоса

— Как прошел ваш первый месяц в Краснодаре? Чем удивила Россия?

— Я очень доволен переездом: прекрасный климат, замечательные партнеры, которые очень помогли с адаптацией. Все на высшем уровне.

— Обратила внимание, что уже сами водите машину по городу.

— Да, сажусь за руль, потихоньку запоминаю маршруты. Для меня это никогда не было проблемой даже в незнакомых локациях. Вообще люблю автопутешествия и все, что с ними связано.

— Тогда, наверное, уже появилось любимое место в Краснодаре?

— Пока нет, хотя город интересный. Здесь довольно много ресторанов, полно людей на улицах благодаря хорошей погоде.

— Ну уж знаменитый парк около стадиона явно успели оценить?

— К сожалению, пока нет. Жду, когда приедет семья, и тогда уже погуляем.

— Когда это должно случиться?

— Сейчас родные в Барселоне. Ждем, пока дооформим все необходимые документы, чтобы приехать в Россию. Как только все бумаги будут в порядке, они приедут ко мне.

— Насколько сложно им было решиться на переезд в нашу страну?

— С нашей стороны все прошло довольно быстро, и в этом большая заслуга клуба, который сделал очень многое для того, чтобы я принял положительное решение. Теперь моя задача — отблагодарить команду голами.

— Понимаю, но одно дело, когда меняешь страну и город проживания в 19 лет, а другое, когда тебе 28, есть семья, ребенок…

— Да, мы довольно много об этом говорили с женой, которая всегда переезжает вместе со мной. Я спрашивал, будет ли ей комфортно. Кроме того, у меня маленькая дочь, которой тоже необходимо время на то, чтобы адаптироваться на новом месте. Именно в этом смысле решение простым не назовешь.

Но в итоге посчитали, что жизнь в Краснодаре станет для нас прекрасным опытом. Я расспрашивал знакомых футболистов о нем и России в целом, и все хвалили и страну, и город — особенно за замечательный климат.

— С особой завистью об этом говорил, наверное, Барриос, который живет и играет в Петербурге.

— Да! С ним тоже много общались на тему переезда.

— Что еще он рассказывал?

— Говорил, что тут интересный чемпионат, что стоит попробовать в нем свои силы. Да я в целом человек, который любит бросать себе вызов.

Германия и Россия

— В чем же сейчас ваш персональный вызов?

— Забить как можно больше мячей. Именно для этого меня позвали в Краснодар. И чтобы клуб оказался в таблице максимально высоко.

— А если конкретно, то сколько голов? 20? 25?

— Допустим, больше двадцати. Это круто! Но я всегда иду от матча к матчу, шаг за шагом. Увидите — мячей будет много.

— Знаете, кто ваш главный соперник в борьбе за титул лучшего бомбардира РПЛ?

— Пока еще не успел в этом разобраться, потому что для меня командные успехи все же важнее личных.

— Пять голов в шести матчах — неплохой темп для этого. Сказалась некая сверхмотивация: мол, мой трансфер стоил довольно дорого — надо оправдать или попасть в сборную во что бы то ни стало?

— Таких мыслей не возникало. Просто понимал, зачем меня позвали в «Краснодар». И я человек, который будет работать столько, сколько нужно для получения результата. У меня сейчас отличный момент в карьере — я зрелый, состоявшийся игрок. И это дает спокойствие для того, чтобы уверенно чувствовать себя на поле и забивать.

— Именно поэтому удивительно, что вы предпочли РПЛ бундеслиге. Кому-то может показаться, что это шаг назад…

— Совершенно не согласен. Считаю, что в «Краснодаре» стану только прогрессировать и это шаг вперед для меня.

— Вы много выступали за молодежную сборную, играли там заметную роль. А вот с первой командой пока не сложилось — в отборе на ЧМ на поле не выходили, а в списке Рейналдо Руэды вашей фамилии не оказалось. Понимаете, почему?

— Решения принимает тренер, и все мы понимаем, что это непросто, потому что ему затем отвечать за результат. Я должен выкладываться на сто процентов и быть готовым в любой момент, когда понадоблюсь сборной.

— Звучит логично. Но на свой невызов вы отреагировали в социальных сетях довольно эмоционально, например, в Twitter написали «даже не знаю, что и думать».

— Если честно, это было ожидаемо. Кто-то посмеялся над моими словами, кто-то обиделся, но… В любом случае, мне остается только работать и ждать, больше ничего я сделать не могу.

— Переезд в Краснодар приближает вас к национальной команде?

— Надеюсь, да. Мне повезло попасть в очень дружный, по-человечески сильный коллектив, где и тренерский штаб, и партнеры здорово помогают. В такой компании гораздо проще прогрессировать и становиться лучше. А значит, и оказываться ближе к сборной.

— В чем выражается эта помощь?

— В том, что я в целом здесь, в Краснодаре, уже чувствую себя как дома. Мне содействуют абсолютно все — и игроки, и тренерский штаб, и руководители клуба. Больше всех в моей жизни участвует, конечно, переводчик Андрей. Надеюсь, что могу отплатить им хорошей игрой.

— Встречались с владельцем «Краснодара» Сергеем Галицким?

— Пока нет, но контракт у меня долгий, поэтому уверен, что еще успею. И мне было бы очень интересно с ним поговорить.

— Как выглядит типичный день Джона Кордобы в Краснодаре?

— Гостиница — тренировка — гостиница. Когда есть время и возможность, идем куда-то ужинать с Кристианом Рамиресом, с которым больше всего общаемся. Остальное время провожу в отеле.

— Представляю, что Краснодар для вас — как высадка на другую планету, ведь даже прочитать ничего невозможно, все на кириллице.

— В этом, пожалуй, пока самое большое отличие. Много слышал о разнице культур, но прожив в Германии, где совершенно другой менталитет, уже привык к таким переменам, к необходимости адаптироваться и принимать некоторые вещи такими, какие они есть.

— А что говорят о российском футболе в Германии?

— Это совершенно разные лиги. Их очень тяжело сравнивать. У меня есть прекрасный опыт игры в Германии, а теперь, надеюсь, ждет не менее успешный этап в России. По крайней мере, начинается этот путь хорошо.

— Не рассматривали другие направления для продолжения карьеры? Россия расположена довольно далеко от Колумбии, а пандемия коронавируса осложняет перелеты.

— Не думал в подобном ключе. Точнее, был совершенно покорен отношением к себе в «Краснодаре», тем, как мне показали всю инфраструктуру, рассказали о клубе.

Колумбия, Фалькао и Дрогба

— Стадион «Краснодара» впечатлил?

— Да. Я много где играл, но эта арена — одна из лучших. А еще мне понравилась академия. Мне говорили о том, что клуб нацелен на воспитание своих игроков. Эта философия мне очень близка, это здорово, потому что позволяет экономить бюджет и давать шансы молодым.

— В Колумбии мало кто может таким похвастаться.

— Ха! О чем вы говорите. Даже сравнивать бесполезно.

— Поэтому вы довольно рано приняли решение переехать в Мексику?

— Это был не просто шаг, а прыжок вперед в карьере. У меня появилась возможность развиваться как футболист, зарабатывать, обеспечивать семью.

— Ваш отец был неплохим игроком на уровне национального чемпионата. В России, когда речь идет о сыне футболиста премьер-лиги, подразумевается, что это парень с очень хорошими финансовыми возможностями. А как в Колумбии?

— Это вообще другой мир. Я родом из небольшого городка, по сравнению с которым Краснодар — гигантский мегаполис. Мои родители очень поддерживали меня, конечно, но помочь материально в развитии карьеры за рубежом, отправить в какую-то крутую академию не могли. Все, чего я добился, — благодаря моему упорству и способностям. Хотя, конечно, без помощи и вдохновения папы и мамы ничего бы не получилось.

— Вы много где пожили. Есть любимый город?

— Я действительно в стольких жил и работал, что трудно назвать какой-то один — в каждом есть что-то интересное, завораживающее. Люблю Чоко, где родился, Медельин, где началась моя футбольная карьера, и, конечно, Барселона — фантастический город. Но вообще, в каждом городе, где побывал, я был счастлив. Наверное, поэтому так трудно выбрать.

— Расскажите о месте, в котором родились.

— Это очень маленький городок. Ни с одним из европейских его не сравнить, население всего 27 тысяч человек. Нам над многим еще предстоит поработать, но люди в нем живут добрые, позитивные. И еще у нас классный климат, всегда очень тепло — чем-то похоже на Краснодар.

— О РПЛ говорят, что она слишком медленная. У вас сейчас свежий взгляд. Что скажете?

— У меня не сложилось такого впечатления. Если сравнивать с Германией, то бундеслига больше нацелена на атаку, возможно, в этом есть разница. Меня привлекло, что «Краснодар» тоже нацелен в основном на чужие ворота. Если посмотреть наши матчи, то большую часть времени проводим впереди.

— А кто впечатлил в обороне из команд, против которых довелось сыграть?

— Все соперники оказались непростыми. Кроме того, мы встречались с «Зенитом» и «Локомотивом», лидерами российского футбола.

— На эти клубы — особый настрой?

— Нет. Я верю в себя, мои подготовка и настрой никак не зависят от соперника.

— Кто для тебя лучший колумбийский нападающий?

— По статистике — Фалькао. Но, если честно, для меня ориентиром в профессиональном плане всегда был Дидье Дрогба. Я вставал по ночам, чтобы посмотреть, как он играет за «Челси», мечтал, что стану забивать, как он, крутые голы в важнейших матчах.

— Финал Лиги чемпионов «Бавария» — «Краснодар». Вы забиваете ответный мяч, дело доходит до серии пенальти, где реализуете решающий удар. Ваш клуб берет первый в своей истории трофей ЛЧ. Сценарий для фантастического или документального фильма?

— Боюсь загадывать. Даже просто попасть в финал такого турнира — мечта, а уж забить… Хотя я верю, что возможно все, почему нет?

Источник
Делитесь с друзьями
Евгения Круглова
Оцените автора
Krylovmedia.ru